Пневмопочта: что это такое, как работают системы пневмопочты и почему устаревшие технологии остаются популярными

Вакуумные поезда Hyperloop Илона Маска будто сошли со страниц фантастических книг, но это впечатление обманчиво. Схожую технологию начали применять в середине 19 века для доставки писем и посылок и применяют по сей день. Вспомним о пневматической почте и на ее примере разберемся, почему внедрение инноваций в практику часто задерживается, а компании продолжают использовать древние технологии, схемы и бизнес-процессы и по сей день.

 

Сжатый воздух впервые использовали для передачи информации в Вене в 1792 году. Прообраз пневматической почты соединял наблюдательную площадку на вершине 50-метровой колокольни собора Святого Стефана с комнатушкой у подножия башни, где дежурили пожарные.

 

Медная капсула с адресом дома, над которым заметили дым, разгонялась по трубе кузнечными мехами, установленными на вершине башни. Прибыв вниз, она ударялась о колокол, и пожарная бригада получала своеобразное уведомление о входящем сообщении.

 

Эта сигнализация работала до 1855 года, и ее называют первой локальной или «внутренней» пневматической почтой, то есть связывающей части одного здания. До создания «внешней», городской пневмопочты потребовалось еще почти сто лет.

 

Капсула пневматической почты из американской библиотеки.

 

Хотя всю необходимую теорию разработал и изложил в трактате «Пневматика» еще древнегреческий математик и механик Герон Александрийский, практическая надобность в такой системе возникла только в 1854 году. Тогда 200-метровая труба, сконструированная изобретателем почтовой марки Роулендом Хиллом, соединила биржу и лондонский телеграф.

 

Контейнеры с сообщениями по-прежнему приводились в движение разницей в давлении спереди и позади капсулы, но на смену мехам пришли паровые компрессоры.

 

Через восемь лет еще одна линия была проложена между почтамтом и ближайшим вокзалом, а после усовершенствования пневмопочта постепенно опутала весь Лондон.

 

Схема лондонской пневмопочты.

 

В 1865 году аналогичную систему начали строить в Берлине. Через 10 лет она соединяла 15 почтовых отделений, а к 1900 году объединяла уже 53 станции. В 1866 году пневмопочту заложили в Париже, затем она появилась в Вене, Праге, Нью-Йорке, Филадельфии, Рио-де-Жанейро и других городах Старого и Нового Света.

 

В России «внешнюю» пневмопочту так и не построили, несмотря на ее преимущества: работу по четкому расписанию и высокую скорость доставки сообщений. На некоторых участках пневматических линий капсулы с письмами разгонялись до 60 км/ч.

 

Пневматическая почтовая система, Pennsylvania Terminal Post Office, New York, 1914 год.

 

Во времена расцвета пневмопочты берлинская сеть насчитывала 467 км почтовых труб, а парижская тянулась на 440 км. Нью-Йоркская пневмопочта не была столь протяженной, но отличалась высокой пропускной способностью. С ее помощью ежедневно доставляли до трех тонн корреспонденции. Такого высокого показателя достигли благодаря стальным 9 кг почтовым капсулам, напоминавшим размерами артиллерийский снаряд. Если в одном контейнере лондонской пневмопочты помещалось от силы полтора десятка писем, то в Нью-Йорке за раз отправлялось порядка пятисот.

 

Для середины 19 — начала 20 века пневматическая почта была прогрессивной технологией, которая хорошо дополняла телеграф, но с появлением телефонов и автомобильных курьерских служб она начала терять популярность. В отличие от обычной почты, пневматическая требовала развития и поддержания инфраструктуры, напоминающей железнодорожную.

 

План парижской пневматической почтовой сети, отпечатанный в 1967 году. Картину дополняют сделанные от руки пометки. Небольшая вставка в правом нижнем углу показывает отдельную правительственную пневматическую почту.

 

Поначалу инженеры еще старались проектировать сравнительно простые замкнутые кольцевые трубопроводы и несложные радиальные системы, но по мере роста сети они неизбежно обрастали многочисленными ответвлениями, на которых находились сортировочные пункты. Там диспетчеры изучали маркировку каждой капсулы и вкладывали ее в нужную трубу, так что для работы пневмопочты требовался большой штат сотрудников.

 

К тому же, на линии пневматической почты одновременно могла находиться лишь одна капсула, а значит, чем длиннее была труба, тем меньше корреспонденции за единицу времени можно было отправить с ее помощью. Единственная застрявшая капсула останавливала работу всего сегмента сети пересылки сообщений. Поиски места, где возникла проблема, становились отдельной инженерной задачей, ведь трубы часто зарывали под землю.

 

Городские пневматические сети не выдерживали конкуренции, теряли рентабельность, ветшали и закрывались одна за другой, но технология нашла применение на уровне отдельных компаний и государственных учреждений, в том числе и российских. Из этой ниши ее должен был окончательно вытеснить электронный документооборот, но этого не произошло.

 

Пневматическая почта в американском универмаге Бродвей, 1925 год.

 

Пневматическая почта функционирует и по сей день, и не только в качестве исторического наследия, как, например, в Российской государственной библиотеке, но и как важная часть повседневной жизни различных организаций. Ее используют для пересылки документов, лабораторных проб, деталей и образцов на промышленных предприятиях, наличных денег в банках и супермаркетах.

 

В случае медицинских проб и наличных это оправданная практика, но в других сценариях пневматическая почта, пускай она и стала совершеннее, используется скорее в силу привычки.

 

Современная лабораторная пневмопочта, кадр из каталога производителя.

 

Практически все, для чего может понадобиться пневмопочта, делают системы электронного документооборота — СЭД. Они позволяют эффективнее управлять потоками документации и доступом к ним, сокращают трудозатраты на поиск информации, ускоряют работу. Кроме того, современные СЭД облегчают хранение информации, снижают риск утери документов, упрощают сверку и согласование их содержания, автоматизируют подготовку отчетов. Руководству компании СЭД предоставляют актуальные данные, необходимые для принятия решений, а также обеспечивают контроль за их исполнением, автоматически рассылая уведомления о статусе текущих задач.

 

Даже там, где, казалось бы, не обойтись без пересылки физических объектов, находятся более практичные решения, чем пневмопочта. Оригиналы документов заменяются электронными копиями, удостоверенными цифровой подписью. Производственные линии на промышленных предприятиях перестраиваются по поточной модели, когда все необходимые операции, например, анализ материалов или испытание компонентов на прочность, проводятся в том же помещении, без отрыва от технологической цепочки.

 

Затянувшаяся эксплуатация пневматической почты объясняется тем, что в поведенческой экономике называют эскалацией привязанности — одним из распространенных когнитивных искажений. За их открытие психолог Даниел Канеман и экономист Вернон Ломакс Смит в 2002 году получили Нобелевскую премию по экономике.

 

Суть этой типичной ошибки мышления заключается в том, что чем больше сил и ресурсов вложено в некую практику, тем труднее от нее отказаться.

 

Обычно этот тезис иллюстрируют судьбой авиалайнера «Конкорд», который приносил стабильные убытки и, тем не менее, пролетал 34 года, но требующая постоянного присмотра, обслуживания и ухода пневматическая почта — более приземленный и наглядный пример. Привычные подходы и проверенные технологические решения зачастую используются неоправданно долго. Даже при том, что, они навязывают компаниям неоптимальные модели ведения бизнеса.

 

Сеть пневматических труб определяет структуру документооборота фирмы, в то время как система электронного документооборота, напротив, проектируется и подстраивается под особенности бизнес-процессов. Поэтому устаревшие технологии и подходы проигрывают гибким современным аналогам даже при, казалось бы, сопоставимой эффективности.

 

Это повод задуматься, нет ли в вашей компании собственной «пневмопочты», и не пришло ли время от нее отказаться?

 

Даже если сотрудникам компании кажется, что работа организована достаточно хорошо, и не стоит изобретать велосипед, в оптимизации бизнес-процессов скрываются нереализованные возможности. Они настолько значительны, что стоит единожды преодолеть консерватизм и инерцию мышления, и преимущества новых решений: PRM, CRM, СЭД, электронных архивов — становятся очевидны. От их внедрения выигрывают все: каждый сотрудник, отдел, департамент и организация в целом. Автоматизация приводит к переходу работы на качественно иной уровень. Стоит только осознать необходимость и с нашей помощью начать модернизацию.

Оцените полезность статьи
Спасибо за оценку!